МИНСКАЯ УРБАНИСТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА

Соседские сообщества и качество городской среды в Беларуси: запросы и их динамика в 2021

Пространство беларуского города десятилетиями имело ряд стойких ассоциаций, отличающих его в том числе от соседних стран. Тщательно окрашенные поверхности, прибранная с подстриженных газонов листва, пара-тройка скамеек — этот жилищно-коммунальный стандарт стал классическим для беларуских дворов. Он позиционировался как достаточный, а проблематизировался нечасто, и почти никогда в публичной сфере. В то же время исследования не баловали нас информацией о том, что наиболее важно в городской среде — и особенно на придворовых территориях — для самих горожано_к.
Последние два года в жилищно-коммунальном плане были ознаменованы активностью беларусо_к. С одной стороны, горожане проявили значительный интерес к качеству городской среды в районах своего проживаниях и непосредственно возле домов, а также предприняли множество попыток улучшить эту среду, в основном за собственные средства и в личное время. С другой стороны, наблюдался всплеск соседских активностей, обыкновенных для стран с высокими уровнем жизни и индексом человеческого развития, но ранее нетипичных для Беларуси: от пикников и детских праздников до концертов, спортивных мероприятий и лекций.

Такая инициативность — редкий подарок для тех, кто заинтересованы в понимании запросов горожан_ок и улучшении города в соответствии с этими запросами. В международной практике включённое наблюдение, опросы жителей, фокус-группы с ними и другие формы исследовательского внимания облегчили и сделали бы эффективнее усилия города (в частности, планировочных и градостроительных институций, городской администрации, коммунальных служб) по улучшению городской среды. Однако в Беларуси рост микролокальной активности по благоустройству и проведению досуга почти сразу был сведён на нет системным насилием и организованным вандализмом. Соседские сообщества — в основном вынужденно — переключились в своём общении на другие темы. Остался неизученным запрос жителей и жительниц городов Беларуси — какими они хотели бы видеть свои подъезды и дворы, инфраструктуру мобильности и досуга в них, зелёные зоны поблизости и т.д., и в каких формах они бы предпочли для этого взаимодействовать друг с другом при наличии выбора.

Фокус исследования

Отдельным аспектам соседских сообществ в городах Беларуси уже уделялось внимание и раньше. Так, изучалось, как беларусы и беларуски представляют себе городское участие, а также каким темам посвящены стремительно возникшие в 2020 локальные чаты. Наше исследование освещает текущие изменения запроса к качеству городской среды и, в частности, к тому, что называют своими дворами — к пространствам придомовым, образованным соседними строениями, принадлежащим жилкомплексу, или попросту видимым из окна — среди сообществ людей, проживающих в одном или нескольких рядом стоящих многоквартирных домах.
Так мы задались следующими вопросами:
насколько активно в Беларуси 2021 года горожане и горожанки, включённые в микролокальные сообщества (соседей и соседок, двора, многоквартирного дома, жилкомплекса и т.д.), интересуются такими аспектами урбанизма, как качество, доступность и безопасность городской среды, её приспособленность для проведения досуга, благоустройство, а также самоуправлением и участием в принятии решений по этим аспектам;
какие аспекты качества городской среды, в особенности дворовой и придомовой территории, оказываются наиболее важными для этих сообществ;
откуда участники и участницы соседских сообществ потребляют информацию на урбанистические темы и как она циркулирует;
насколько горожане и горожанки готовы сегодня предпринимать попытки участвовать в улучшении городской среды и что влияет на такую готовность.
Для работы с данной темой мы осознанно отказались от освещения более широкого беларуского контекста и сфокусировались на вопросах материального, утилитарного плана. Мы понимаем издержки такого подхода, но придерживаемся его в целях безопасности всех сторон исследования.

Методология сбора данных

Наша методология сбора данных — намеренно смешанная, с упором на качественные методы: анкеты с полузакрытыми списками ответов (когда имеется вариант «другое»), экспресс-интервью, мониторинг соседских чатов. Весной 2021 анкетирование прошли 608 человек. Вторую анкету, при том же алгоритме распространения, заполнило вдвое меньше людей (292). Судя по ответам, на это повлияли возросшие страхи, пессимизм и фрустрация от структурных препятствий на пути к участию в городской жизни в целом — таких как репрессии, несоблюдение законов со стороны госинститутов, пандемия. Примечательно, что в осеннем опросе женский гендер указали 67%, а мужской 25% от прошедших анкету (в весеннем похожий дисбаланс: 65 и 32%, соответственно; не указали ответ 3% весной и 8% осенью).

Также мы провели 13 интервью общей длиной около семи с половиной часов со средней продолжительностью более получаса. Анализируя данные, мы выделяли ключевые категории в ответах. В нашем проекте присутствуют и элементы лонгитюдного (то есть долговременного) исследования — анкетирование проводилось с интервалом в полгода и содержало четыре контрольных вопроса. Благодаря этому, мы можем говорить о динамике запроса на городскую среду в 2021 году.

По формальным критериям исследование не может претендовать на статистическую репрезентативность — анкеты были доступны только онлайн, а аудитория весеннего и осеннего анкетирования отличается более чем в два раза. Тем не менее, мы получили оригинальный и серьёзный по объёму материал о почти не изученных аспектах добрососедства и отношении к городу в беларуском обществе.

Что считать «соседским сообществом»?

Спросив в анкете о том, кого люди причисляют к соседскому сообществу, мы столкнулись с разными пониманиями этого понятия. Наиболее часто (51%) соседское сообщество означало просто всех тех, кто живёт в домах двора (и лишь 11% отождествляли принадлежность к сообществу с участием в чате). Некоторые интервьюируемые, напротив, отмечали, что «не всех можно сразу причислить к сообществу»; проживание в географической близости не создает комьюнити автоматически.
Кого вы для себя причисляете к соседскому сообществу?
Некоторые соседские сообщества органически возникли несколько лет назад; их существование не требует онлайн чата, а исчезновение такого чата не приводит к исчезновению сообщества. В то же время даже привычные формы добрососедства могут сегодня осмысливаться в новых категориях. Так, в ответах о важности сообществ, упоминались ответственность, гражданское общество, принятие решений, самоуправление, взаимопомощь, единство, консолидация — то есть запрос на сообщество связан не только с решением утилитарных вопросов, но и со сформулированными ценностями.

Есть и те, кто, по собственным словам, в сообществах не состоят, но заинтересованы в различной активности: по нашим наблюдениям/измерениям это происходит там, где живут люди преимущественно пенсионного возраста.

Респондент_ки видят различия между разными видами сообществ или разными группами внутри сообществ — они могут отличаться не только по степени вовлечения, но и по характеру интереса. Чаще всего упоминались формулировки, указывающие на активную позицию горожан и горожанок — инициативная группа, актив, команда, «инициативные люди». Так же выделяли внутри сообщества и группы тех, кто, например, регулярно вместе играют в игры или занимаются спортом.

Интересна ли урбанистика соседским сообществам?

Одной из целей исследования было понять, насколько урбанистическая тематика является актуальной для дворовых сообществ в сложившемся контексте. Первичный мониторинг открытых площадок, где коммуницируют соседи и соседки, показал, что экономический кризис, а также пандемия, страх репрессий и насилия на улицах являются наиболее обсуждаемыми, в то время как разнообразие затрагиваемых тем уменьшается.

Для многих соседских сообществ вопросы двора и города всё равно остаются обсуждаемыми. Однако количественно определить, какую часть сообщений в соседских чатах, например, занимает урбанистическая тематика, не только сложно, но и бессмысленно. Дело в том, что такая цифра не помогла бы представить ни одно конкретное соседское сообщество: где-то тема жилой среды вытеснена полностью, а где-то занимает большую часть обсуждения. В этом плане, контрасты между отдельными сообществами в 2021, очевидно, возрастают.

Что из условно урбанистической тематики — тем, связанных с использованием и улучшением городской среды — наиболее волнует респондентов и респонденток? Чаще всего это вопросы городского участия (31 %), благоустройства (28%) и налаживания коммуникации с соседями и соседками (26%).
Больше всего вопросов у меня возникает в сфере:
Под городским участием мы имеем в виду не только формы самоорганизации соседей — такие как ТСЖ, ТОС, КОТОС и др. (местное самоуправление в узком смысле), — но и другие активности, позволяющие влиять на решения по поводу среды проживания: например, посещение публичных обсуждений, внесение предложений в ответственные органы, проведение опросов и т.д. Респондент_ки отмечали, что отсутствие возможности участвовать в принятии решений и контроле над изменениями в дворовом пространстве лишают их чувства причастности и восприятия двора своим. При этом большинство респондент_ок отметили, что выступают за то, чтобы жители и жительницы обсуждали и принимали решения по поводу своего двора, а городские службы помогали выполнять эти решения (78%). Альтернативные варианты — с основной ролью городских служб в принятии решений о среде проживания — выбрали всего 20%.
Насколько должно зависеть от жителей и жительниц состояние двора?
Реже среди волнующих горожан_ок урбанистических вопросов назывались юридические. В основном они касались организации КОТОСов либо ТСЖ, а также написания обращений в госорганы либо должностным лицам. Важно сказать, что и до августа 2020 года устойчивые сообщества уже существовали продолжительное время. Люди были вынуждены объединяться вокруг проблем, таких как капитальный ремонт или некачественные коммунальные услуги.

На сегодня некоторые из них хотели бы официально зарегистрировать свои сообщества в форме ТСЖ или КОТОСа. Среди называемых мотиваций — самостоятельно официально закрепить свой статус неравнодушного к жизни района сообщества и своими силами пытаться улучшить двор. Хотя у горожан_ок есть запрос на участие в местном самоуправлении и объединение в предусмотренных законом формах, необходимость взаимодействовать с бюрократией всё равно вызывает беспокойство и страх. Кроме того, респондент_ки отмечали желание создавать орган самоуправления «с нуля», а не присоединяться к уже существующим с председателем или председательницей, «назначенными сверху».

На основании полученных ответов в теме благоустройства можно выделить несколько генеральных подтем. Лидирует озеленение, например, посадка деревьев и кустов и уход за ними, контроль за покосом травы в летнее время. Далее сообщества интересуются пространствами для времяпрепровождения разных групп жителей и жительниц двора, такими как: площадки для детей и подростков, спортивные площадки, пространства для общения с соседями и соседками, площадки для владельцев и владелиц собак и другие. Ещё одна группа тем связана с обустройством и улучшением инфраструктур, например, созданием инклюзивной среды, организацией инфраструктуры для велосипедов и выгула собак, помощью бездомным животным, решением вопросов по парковкам и раздельному сбору мусора и др. Отдельно можно выделить строительные и ремонтные вопросы, например, проведение капитального ремонта дома; инициирование ремонта или реконструкции дорог, общественных пространств, малых архитектурных форм и других объектов, а также контроль за их проведением.

Коммуникация как внутри сообществ, так и в целом с соседями и соседками также часто упоминалась в ответах. Нередко отвечали о безынициативности внутри сообщества либо отсутствии такового — в связи с этим люди интересуются, как собрать инициативных соседей и соседок, как замотивировать на изменения во дворе, как договариваться и достигать консенсуса. Кроме того, большинство ответивших начали общаться с соседями и соседками после вступления в чаты, поэтому вопросы онлайн-коммуникации также являются приоритетными: как модерировать чаты, как принимать решения онлайн, как улучшить понимание в переписке. В анкетах упоминались и «оффлайновые» вопросы решения бытовых конфликтных ситуаций с сосед_ками (шум, затопление и т.д.) . Таким образом, мы до сих пор можем говорить о высоком спросе на сообщество и коммуникацию в нём.

Мы попытались понять насколько интерес к городу конвертируется в действие либо же остаётся «абстрактным» чтением и просмотром контента «для кругозора». Ответы показали, что жители и жительницы городов в первую очередь фокусируются на практическом решении вопросов из их повседневной жизни. Именно при поиске практических решений респондент_ки начинают изучать урбанистические темы. Реже случаются и обратные ситуации: некоторые информант_ки фоново потребляют контент популярных урбанистических ресурсов, а затем пробуют (или планируют попробовать) применять полученные знания на практике.

Откуда соседские сообщества черпают информацию, связанную с улучшением двора?

Мы спрашивали у респонденто_к, какой медиаконтент на урбанистическую тематику они потребляют. В не-новостном сегменте преобладают российские Youtube и Telegram-каналы об урбанистике: Ильи Варламова, Максима Каца, Аркадия Гершмана, Андрея Елбаева. Значительно реже упоминается беларуский урбан-контент. В отдельных случаях упоминаются украинские и англоязычные материалы. Наконец, попадались и такие варианты, как получение урбанистических знаний во время путешествий, разговоры с сотрудницей ЖЭУ и Telegram-канал районного депутата.
Где вы черпаете информацию, связанную с улучшением двора?
Мы также интересовались тем, каким образом респондент_ки узнают о новостях своего района: встречах, мероприятиях, лекциях, детских праздниках, спортивных турнирах и др. Чаще всего в качестве основных новостных каналов назывались чаты в Telegram, Viber и других мессенджерах. Оффлайновая коммуникация («сарафанное радио») стала использоваться реже в последние месяцы, но не исчезла. Также упоминались разнообразные печатные медиа — от листовок и объявлений до газет района/двора (как зарегистрированных, так и самиздатовских). Таким образом, инфраструктура циркуляции знаний и локальных новостей из условно урбанистического сегмента очень децентрализована, мы не наблюдаем в Беларуси появления монополии на информацию об урбанизме.

Активности в соседских сообществах

Нас интересовало, какие происходят активности по использованию, обживанию и улучшению дворового, придомового, междомового пространства. Уточним, что мы рассматривали именно те активности, которые либо осуществлялись, либо как минимум коллективно обсуждались и освещались в соседском сообществе. Несмотря на неблагоприятные для участия условия, в сообществах до сих пор есть очень активные жители и жительницы. При этом в соседской повестке абсолютно преобладают проблемно-ориентированные и коммунально-бытовые вопросы; низовая организация досуга и культурной жизни в 2021 оттеснена на периферию.

1. Коммуникация с государственными органами

Чаще всего — если говорить об активностях по улучшению среды своего проживания — соседское сообщество консолидируется и используется для решения проблем жилищно-коммунального обслуживания. Вместе пишутся письменные обращения: чиновникам и органам городского и районного уровня, запросы на проведение досуговых мероприятий, юридическую консультацию. При этом спектр тем обращений достаточно широкий: от усмирения трафика на районе и своевременного вывоза мусора (а также организации его раздельного сбора) до создания площадки для выгула собак и установки пандуса у подъезда, где живёт несколько людей с инвалидностью. В анкетах упоминали, что многие письменные и телефонные обращения остаются без ответа либо получают отрицательную реакцию. Однако электронные обращения, в частности заявки в 115 бел, в целом выполняют свою функцию. Тексты таких заявок и их результаты обсуждаются соседскими сообществами коллективно. То же происходит со звонками в обслуживающие организации, исполкомы и городские службы.

В отдельных случаях людям из соседских сообществ удалось поучаствовать в общественных слушаниях либо инициировать встречи со специалистами. Одно из сообществ смогло устроить дискуссионную площадку с председателем местного совета депутатов, собрав проблемные вопросы и обсудив возможности их решения.

2. Горизонтальная локальная взаимопомощь

Сюда входит обмен советами, контактами и вещами; запросы на помощь (финансовую, выполнение работ), временное пользование соседскими ресурсами, вербальную поддержку. Важное место в практике добрососедства занимает помощь бездомным и потерянным животным: иногда для этого есть отдельные локальные чаты, выросшие из соседских комьюнити. Сообщества вместе занимаются уборкой, благоустройством, украшением пространства проживания: благоустраивают площадку для выгула и тренировок собак; участвуют в посадках деревьев, создают цветники и клумбы. Они также выходят на субботники во дворы и парковые территории.

3. Досуговые активности

Среди организованных соседскими сообществами досуговых активностей наиболее распространены спортивные: районные и дворовые турниры по волейболу, футболу, баскетболу. Нам рассказывали и об единичных случаях детских, семейных мероприятий, праздничных вечеринок, организованных поздравлениях и лекциях для сообщества. Вместе с тем, многие отмечали, что даже такие обыкновенные формы совместного проведения времени на улицы как чаепитие, пикник или прогулка вызывали у респонденто_к и их сосед_ок опасения и тревогу из-за размытых границ дозволенного и законного.

Важно отметить, что многие активности в дворовых сообществах Беларуси, изначально открытые для всех и публичные, в 2021 вынужденно, из-за небезопасности на улицах и во дворах, переместились в онлайн, а позже и в полуприватную и приватную сферу закрытых чатов. Из обсуждений на открытых медиаплощадках ясно, что закрытые соседские сообщества также заинтересованы в качественной городской среде, однако мы не мониторили их в рамках этого исследования.

4. Самообразование, обмен информацией и мнениями по урбан-тематике

Прежде всего, в этой группе активностей обсуждения: наиболее часто обсуждаются благоустройство, озеленение, общественные пространства, парковки, строительство, конфликтные ситуации. Кроме того, в соседских сообществах происходит обмен знаниями: реже оффлайн, чаще онлайн. Соседи и соседки обмениваются книгами, брошюрами, специализированной литературой об урбанизме, примерами из зарубежной и иногда беларуской практики. В одном из исследуемых нами случае сообщество самостоятельно организует лекции на темы, которые набирают больше всего голосов в их опросе. В другом случае соседское комьюнити изучает стратегическое планирование, чтобы выработать видение развития своего района.

ЧТО МЕШАЕТ УЛУЧШАТЬ ЖИЛУЮ СРЕДУ ПО СВОЕЙ ИНИЦИАТИВЕ И СОСЕДСКИМИ СИЛАМИ?

В анкетах упоминалось большое количество разнообразных факторов, мешающих улучшать соседское жилое пространство в Беларуси и организовывать в нём желаемые активности. На основе ответов мы выделили следующие группы препятствий (расположив их в порядке убывания популярности):
структурные, включая законодательные ограничения, наложение кризисов в основных сферах жизни за последние полтора года, прецеденты репрессий в ответ на практически любую инициативу, эмиграция активных участников и участниц сообществ, сложности взаимодействия с госорганами и должностными лицами (несоблюдение правил работы с обращениями граждан, игнорирование писем и звонков и т.д.); при этом мы видим, что среди сообществ в 2021 году упал запрос на юридическое закрепление статуса (с 20% до 9%), хотя при этом вырос запрос на независимую экспертную помощь (с 28% до 35%);
коммуникативные, например, низкая либо слишком высокая («флуд») активность в чатах, конфликты внутри сообществ на тему актуальности дворовых изменений во времена так называемого «правового дефолта», трудности с поиском консенсуса между людьми с разными запросами и потребностями;
психоэмоциональные, например, страх наказуемости любой инициативы, ощущения опасности, тревоги, апатии, депрессии; безынициативность внутри сообщества, выгорание;
социокультурные, например, конфликты на почве несовпадения взглядов, а также между людьми из разных социальных групп; отсутствие культуры добрососедства и выученное перекладывание ответственности.
По объективным причинам (отсутствие инструментов влияния и участия в процессах принятия решений) сложнее всего дворовым сообществам удаётся справляться со структурными препятствиями. Но даже в условиях правового дефолта в стране участники и участницы сообществ стараются решать дворовые либо городские проблемы в рамках правового поля, используя законные инструменты гражданского участия: общественные обсуждения, встречи с должностными лицами, обращения в госорганы, отзыв депутатов и др.

Как люди сами отмечали в анкетах, взаимодействие с рядом живущими в 2020 году вызвало много вопросов и трудностей. Вероятно, это вызвано отсутствием коммуникативных привычек и культуры добрососедства. Однако именно с проблемами коммуникации сообщества со временем научились справляться наиболее эффективно: использую такие инструменты, как модерация, установление правил коммуникации внутри чатов, проведение голосований внутри сообщества по поводу острых конфликтных вопросов.

Что касается социокультурных и психоэмоциональных препятствий, то для их преодоления наибольшую роль играла соседские общение и взаимопомощь: подбадривания, обмен положительными эмоциями, позитивными новостями и мыслями, различные способы мотивации и воодушевления (в частности, через примеры успеха, достижений или небольших изменений, которые удалось совершить сообществам), оказание материальной поддержки и психологической помощи, обмен советами и др.

Выявленные тренды

Для выявления трендов в дворовых сообществах мы использовали два инструмента: контрольные вопросы, а также вопрос о том, какие тенденции и изменения респонденты и респондентки сами заметили за период проведения нами исследования (с апреля по октябрь 2021 года).

В ходе анализа контрольных вопросов было выявлено, что за полгода не изменились три фактора, которые больше всего беспокоят дворовые сообщества: безынициативность внутри сообщества, отсутствие сообщества как такового и опасность насилия на улицах. Однако изменилось процентное соотношение: если раньше больше всего беспокоило именно отсутствие сообщества, то по результатам осеннего опроса на первый план выходит безынициативность.
Что вас беспокоит больше всего в вашем дворовом сообществе сегодня?
Интересно, что осенью меньше людей отмечали, что их беспокоит отсутствие необходимых для улучшения городской среды знаний. Можно сделать предположение, что это связано с повышением осведомлённости горожан и горожанок благодаря различным инициативам неформального образования, а также с возросшей медийной грамотностью, в частности, навыками находить в медиа нужную информацию. За последние полгода соотношение эмоций (положительные/негативные), которыми обмениваются внутри дворовых сообществ, не претерпело каких-либо сильных изменений: преобладают негативные эмоции, вызванные новостями, проблемами двора, качеством коммунальных и административных услуг и др. Среди негативных эмоций можно выделить такие группы, как злость, бессилие, грусть, страх, разочарование и тревога, а также неопределённо негативные. Среди положительных встречались такие: сопереживание, надежда, радость, оптимизм, смех и ирония. Также нередко респонденты и респондентки упоминали «эмоциональные качели».
Какими эмоциями чаще всего обмениваются люди в вашем дворовом сообществе?
Негативный тренд показали ответы на вопрос о том, с чем помогает справляться дворовое сообщество. Осенью почти половина ответов (47%) о том, что сообщество никак не помогает (весной таких ответов было 28%). Однако повысилась психоэмоциональная и социальная функция сообществ: больший процент респондент_ок отметили, что благодаря сообществу они справляются со стрессом и находят новых друзей и подруг.
С чем вам помогает справляться дворовое сообщество?
Мы также пытались узнать, насколько сообщества готовы участвовать в изменениях соседского пространства. Большинство ответов говорило о готовности включаться в те или иные активности по преобразованию двора/придомового пространства. Чаще всего оказываются готовы участвовать в небольших физических изменениях: посадка деревьев, покраска лавочек (40 %), а также присоединиться к инициативной группе, но не организовывать её (38%). При этом с 7% до 16% выросло количество людей, планирующих уезжать из Беларуси и потому не готовых участвовать в изменениях.
Чувствуете ли вы готовность заниматься изменениями вашего двора/сообщества?
Что касается наблюдений самих респондентов и респонденток за изменениями в дворовых сообществах с апреля 2021 года, то большинство (69%) отмечает, что за последние полгода не наблюдалось никаких положительных изменений. Лишь улучшение взаимоотношений между жителями и жительницами дворов (которое заметили 21%) составляет заметную альтернативу этому варианту ответа.
Назовите наиболее важные для вашего дворового сообщества негативные изменения с апреля 2021?
Среди негативных изменений чаще всего отмечали изменение настроения среди жителей и жительниц на более пессимистичное и пассивное (56%). Это заметно и по эмоциям, которыми чаще всего обмениваются внутри сообщества, а также по упоминаниям об усилении репрессий и падении доходов.
Назовите наиболее важные для вашего дворового сообщества позитивные изменения с апреля 2021?

Выводы

Соседские, в частности, дворовые сообщества как городской феномен Беларуси существовали и до 2020 года: сосед_ки и раньше объединялись для решения волнующих локальных проблем. В то же время именно за последние полтора года в соседских сообществах стали активнее говорить об ответственности за город и искать пути улучшения качества своей жилой среды коллективными, а не только индивидуальными усилиями.

Как и во второй половине 2020го, в 2021 горожан_ок в соседских сообществах Беларуси интересует урбанистика как таковая; более того, урбан-повестка доминирует в некоторых из них. Обмен знаниями оказывается одним из немногих доступных способов (само)поддержки сообщества, когда соседи и соседки лишены возможности взаимодействовать на других основаниях. Однако от сообщества ожидают не просто повседневного общения, а возможности позитивных изменений через самоуправление и реализацию права на город; «сообщество ради чувства сообщества» уже не удовлетворяет сложившегося запроса.

В то же время структурные возможности реализовать свои пожелания и запросы уменьшаются, что влияет на прикладной потенциал добрососедства. Горожане и горожанки ощущают ухудшение качества городской среды (включая инфраструктуру, коммунальное обслуживание, безопасность на улице и многое другое), а также коммуникации с ответственными за него институциями. Очевидно, что такие неблагоприятные для городского участия условия влияют на характер запроса к среде: сегодня в нём преобладают материальные изменения, по функциям не связанные с одновременным пребыванием групп людей во дворе/ общем физическом пространстве и не требующие коллективности при пользовании. Так, озеленение, велогаражи, освещение оказываются более затребованными, чем столики, детские площадки, сцены и т.д. Большая часть из всего разнообразия генерируемых соседскими сообществами идей не получает развития из-за страха инициативы, а также неготовности и неумения ответственных служб работать с запросом на развитие города снизу (а не только планом сверху).

По ряду структурных причин инициативность сообществ в 2021 сократилась по сравнению с прошлым годом, но сами сообщества не исчезли, а в плане урбанизма всё ещё заинтересованы участвовать в улучшении соседского пространства. При том, что запрос на юридическое закрепление статуса сообщества упал после правового дефолта в Беларуси, активные участники и участницы сообществ стремятся прибегать именно к законным инструментам решения проблем, когда таковые доступны. В то же время, в соседских сообществах накопился опыт по поиску информации на урбанистическую тематику, самообразованию и сравнению кейсов, а также были освоены навыки коммуникации, аргументации и ведения дискуссии. Пока развитие институтов городского участия в Беларуси стагнирует, сообщества демонстрируют всё большую способность увидеть и описать проблемы, связанные с такой стагнацией.
Made on
Tilda