МИНСКАЯ УРБАНИСТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА

Право на город. Почему участие в развитии города лучше причинения добра? Кейсы Проектной группы 8

28 мая 2021 года прошла первая онлайн-лекция второго сезона проекта Наши дворы. Спикеркой выступила Надежда Снигирёва — архитекторка, экспертка по соучаствующему проектированию, соосновательница и идеолог «Проектной группы 8». Мы подготовили для вас краткий конспект лекции.

Содержание

Чем занимается Проектная группа 8

Я бы начала с того, что вся наша работа исходит из логики, что причинение добра — это очень странный и достаточно болезненный процесс. Вместо этого лучше учиться договариваться и делать что-то вместе. Так все изменения в наших городах будут осознанными, нужными и понятными не кому-то одному, а большинству горожан и горожанок. Наша команда больше 10-ти лет занимается развитием практик соучаствующего проектирования в России. За это время нам удалось поработать в разных российских городах и регионах с совершенно разными укладами. Сейчас я поделюсь с вами выводами, которые мы собрали за эти 10 лет.

Места вместо благоустройства

Мы работаем с развитием территорий и общественных пространств. Ключевой тезис, вокруг которого строится вся наша работа: мы хотим создавать места вместо благоустройства и вовлекать в этот процесс горожан_ок. Почему важно вовлекать горожан и горожанок? Чтобы они учились изучать свой город, узнавать о нём больше, а также участвовать в принятии решений. Соучаствующее проектирование в нашем случае стало одним из таких инструментов. Почему вообще повестка возникла в России?

Примеры формального и неприемлемого благоустройства

На фотографии мой родной город — Вологда. 2014 год, только что открытая новая набережная. Этот проект реализовывался несколько лет. Люди его очень ждали. А в результате в историческом центре исторического города получили какой-то странный совершенно не функциональный отбойник с узким тротуаром, хотя на это потрачены бюджетные деньги. Это вызвало много вопросов у горожан и горожанок.
Новая набережная, открытая в Вологде в 2014 году
Ещё одна история: в правилах благоустройства и градостроительства есть определение "площадка для отдыха взрослого населения": не менее 10 квадратных метров, твёрдое покрытие, освещение, озеленение, места для отдыха, урна. Вот тут на картинке формально есть всё по списку. Это новый двор, который только что построили. Но среда там такая, что назвать её каким-то хорошим местом для взаимодействий по нашим новым представлениям о хорошем благоустройстве просто нельзя, потому что она сделана формально.
Площадка для отдыха взрослого населения в одном из новых дворов

Что не так с нашими городами? Примеры разрешения конфликтов

Очень многие процессы по-прежнему происходят сверху вниз. В таком режиме интересанты и интересантки проекта не могут участвовать, они могут только как-то реагировать на результат. А результат может быть разным. Выше упомянуты два не очень удачных проекта благоустройства, в которых ресурсы были потрачены формально.

А есть ситуации, когда происходят градостроительные конфликты. Например, идея строительства храма вместо сквера в центре Екатеринбурга. Тогда активное и сплоченное городское сообщество отстояло сквер. Или другой кейс — башня Газпрома, которую хотели построить в Петербурге, что драматически изменило бы облик города. Но люди тоже заступились, и башню перенесли в другое место.Конфликты — нормальный процесс для любого города, но важно понимать, находим ли мы им разрешение. И если конфликт происходит, то, наверное, процессы, выстроенные в том или ином проекте, были недостаточно эффективными.

Если мы говорим про создание мест, про неформальную работу с городской средой, то люди, как будущие пользователи, могут быть как полноценными соавторами проекта, так и полноценными заказчиками проекта. И главная задача соучаствующего проектирования — изменить логику городского планирования, городского управления. Важно создавать инструменты и возможности для развития города с участием самих горожан и горожанок, когда проекты не спускаются как причинения добра, когда люди объединяются вместе, несмотря на возможные противоречия.

Цель соучаствующего проектирования

Практика соучаствующего проектирования набирает всё большее распространение в России. Соучаствующее проектирование — это процесс проектирования с участием всех заинтересованных сторон для выявления проблем и потребностей людей, совместного принятия решений, разрешения конфликтов и повышения эффективности проекта. Это длительный процесс, в котором разные стейкхолдеры или интересанты договариваются. Этому процессу нужны модераторы, поэтому наша команда часто играет роль такого модератора.

Кто же такие горожане и горожанки?

В наших в городах большинство городских менеджеров и менеджерок любят говорить "население", "жители". Но что такое население, жители? Эти понятия никак меня не характеризуют, не характеризуют мои интересы, не проявляют никаким образом мои права. Поэтому для реализации процесса участия очень важно определиться с группами горожан и горожанок, которые так или иначе есть в городе. Мы выделяем семь основных групп:
1
Резиденты и резидентки — люди, которые живут рядом или находятся рядом с той или иной территорией.
2
Исключенные группы — те, у кого специфические интересы и потребности развития среды, но их интересы часто мало / не учитываются при городском планировании.
3
Инициативные горожане, горожанки и сообщества — те, у кого есть какое-то заявление о том, как нужно развивать город. Например, велосообщество, спортивное сообщество, сообщество собаководов. Они объединяются и отстаивают свои интересы.
4
Профессионалы и профессионалки — те, кто имеет экспертизу по развитию города.
5
Экономические субъекты, девелоперы — лендлорды, владельцы и владелицы земельных участков или объектов недвижимости.
6
Политические субъекты разных уровней — администрации разных уровней, которые могут очень по-разному между собой взаимодействовать, депутаты и депутатки, которые пытаются что-то делать. Всех их тоже важно включать в проекты, с ними учиться договариваться, искать инструменты для этого.
7
Пользователи территории.
Люди разные, потому что у них:
а)
разные интересы в развитии города,
б)
разные ресурсы, разные мотивации что-то делать.
Понимая это, мы начинаем более предметно коммуницировать со всеми группами и разрабатывать стратегии вовлечения горожан и горожанок. Мы стараемся и советуем вовлекать все эти группы.

Принципы общественного участия

За последние 10 лет мы выработали общие принципы общественного участия, по которым можно как-то судить проекты. По ним вы можете оценивать настоящее это общественное участие / соучаствующее проектирование или же это его формальная имитация или даже манипуляция:
Полнота информации о проекте в городе: люди понимают, кто и что делает, для кого это нужно, какие у процесса интересанты, что будет в результате.
Открытый процесс: мы понимаем, на каком этапе мы можем включиться, на что мы можем повлиять.
Разнообразие возможностей участия: важно учитывать тех, у кого есть 10 минут, у кого есть день, год и месяц на то, чтобы включиться в проект; у кого коммуникация в основном в онлайне, у кого коммуникация в оффлайне и др.
Реальное влияние на результат: понимание того, как люди повлияли на конечный итог проекта, в чём и как учли их мнение.
Участие на ранних стадиях проекта: самый важный принцип. Обычные публичные слушания — это проект, на котором уже все поставили подписи. Решения уже приняты, а происходит просто манипуляция. Поэтому так важно участие на ранних стадиях, когда ещё нет проекта.

Этапы работы над проектами

Соучаствующее проектирование — это не разовая акция. Это системная работа и процесс, в который могут быть вовлечены разные городские субъекты.

Алгоритм соучаствующего проектирования:
Исследование
Определение интересантов, интересанток и стейкхолдеров, стейкхолдерок проекта
Формирование цели и задач проекта
Совместная разработка проекта
Его совместная реализация, иногда через механизмы софинансирования
Совместная оценка
Передача проекта сообществу с пониманием того, кто в результате отвечает за содержание двора и как эти механизмы будут выстраиваться при дальнейшей эксплуатации

Зачем вовлекать горожан и горожанок?

Нужно честно ответить на этот вопрос. Это может быть консультирование ради проекта. А может быть соучастие ради сообщества и выстраивания отношений горожан во дворе, в районе. Тут целью является не какой-то конечный продукт, а налаживание контактов и формирование навыков взаимодействия для принятия совместного, коллективного решения.

Уровни участия

Оценка уровней участия — это очень новая практика в России. Сейчас у нас есть разные проекты с разными результатами, разной степенью вовлеченности горожан, горожанок и их влиянию на итог.
1
Проекты, которые информируют: держатели проекта (чиновники / группа активисто_к / архитекторо_к / девелопер) всё делают сами и рассказывают об этом, но люди никак не влияют.
2
По проекту могут консультироваться: держатели проекта консультируются с избранными людьми по отдельным вопросам, уточняют те или иные решения.
3
Проекты, которые вовлекают: держатели проекта открыто вовлекают людей, но сами принимают решения.
4
Соучастие: люди принимают решения вместе, каждый и каждая имеет право голоса и ответственность в том, чтобы слушать другого.
5
И последний уровень — партнёрство: мы работаем с входящей инициативой, делегируем часть решений, учимся договариваться на равных, какие-то ресурсы вместе объединяем.
В этой лекции мы рассмотрим несколько кейсов, которые были реализованы через разные механизмы и на разном уровне вовлечения граждан и горожанок.

Инструменты общественного участия

Для вовлечения горожан и горожанок можно использовать разные инструменты:

  • мероприятия, где мы собираем людей (семинары, дизайн-игры, презентации, мастерские);

  • работа "в поле": мы приходим на территорию и работаем там, охватывая тех, кто не так активен и кто не придёт на мероприятия. Нам важно вовлечь разные аудитории: не только тех, кто имеет возможность включиться, но и не обойти стороной тех, кого обычно не спрашивают;

  • взаимодействие онлайн: любой проект, который сегодня реализуется, присутствует как в онлайне, так и в оффлайне. Это важно для тех, кто может включиться только в одном из режимов.

10 лет соучаствующего проектирования в России

Десять лет развивается практика соучаствующего проектирования, за это время произошли драматические изменения. Всё начиналось с единичных кейсов и воспринималось как маргинальная практика, а теперь это признанный стандарт.
2012 год— в стране волна средового активизма, когда объединения урбанисто_к, горожан_ок что-то пытались делать своими силами.

2016 год — впервые на региональном уровне было масштабно реализовано общественное участие в Программе развития общественных пространств Республики Татарстан, с которой мы тоже тогда работали.

2017 год — появляются федеральные инициативы: программа "Комфортная городская среда", в рамках которой обустраиваются тысячи общественных пространств ежегодно. Обязательной компонентой этих проектов стало общественное участие. За пять лет из маргинальной практики в механизм реализации госпрограммы — потому что просто на это были запрос горожан_ок и профессионального сообщества.

2018 год — эта процедура дальше входит в руки госпрограммы, такие как Всероссийский конкурс лучших проектов создания комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях, появляются местные программы и стандарты, которые пытаются регулировать участие горожан_ок.

Надо сказать, что в России участие горожан и горожанок мало регулируется законодательным полем, однако же есть попытки разработки стандартов развития территории с участием людей, живущих на территориях. Этими механизмами могут воспользоваться и попробовать реализовать свои права все. Постепенно это выходит в легальное поле из активистской практики.

Как участвуют горожане и горожанки в проектах развития среды? Каковы границы вашего влияния на проект?

Сегодня, по факту, люди могут участвовать и в исследованиях, и в разработке задания на проектирование, и в самом проектировании, и в реализации проекта (часто через механизм инициативного бюджетирования или софинансирования или реализации каких-то простых вещей, которые горожане и горожанки сами могут сделать), и даже в пост-оценке жизни места. Когда уже парк или двор построили, важно поддерживать его, управлять им. Горожане и горожанки участвуют в определении того, что в парке происходит, становятся организаторами мероприятий, заказчиками на развитие уже обустроенного места.

Ключевой тезис:
интересанты + инструменты их вовлечения = стратегия вовлечения горожан_ок
Если вы будете реализовывать свой проект в городе или захотите выстроить отношения с вашими соседями и соседками, то важно понимать, с помощью каких инструментов это эффективно делать.

С КАКИМИ КЕЙСАМИ МЫ ОЗНАКОМИМСЯ?

Рассмотрим три кейса, которые были реализованы за последние десять лет:
1
о выстраивании диалога с позиции активиста и/или активистки: с городской администрацией, местными бизнесами; о том, что могут сделать сами горожан_ки объединившись
2
как это работает на самом деле в проектах развития районных территорий? зачем мы вообще вовлекаем горожан и горожанок? как это влияет на конечный результат, какие ценности это привносит в проект?
3
как можно работать с двором, чтобы объединить соседей и постепенно реализовать проект благоустройства двора?

Первый кейс — воркшоп «Активация» в Вологде

Первый кейс — проект "Активация" из Вологды, древнего города, где деревянное зодчество — одна из идентичностей города, при этом деревянная архитектура нещадно горит, и её становится всё меньше.
Мы задались вопросом: как сохранять нашу идентичность, наше деревянное наследие? Градозащитни_цы в какой-то момент просто устали защищать собою каждое здание, каждый объект Вологды.

В 2011-м году в городе проводился фестиваль "Дни архитектуры в Вологде", который был посвящён вовлечению горожан_ок в размышления о деревянном наследии и его сохранении. Из года в год у фестиваля не менялась аудитория. Стало понятно, что пора искать какие-то новые форматы. Мы решили, что нужен прецедент, который побудит горожан и горожанок по-новому взглянуть на нашу идентичность и дерево в городской среде. Этим инструментом стал социально-средовой проект "Активация", который строился по следующей логике:
В рамках проекта объединились молодые архитекторы и архитекторки на базе местного университета — объединение АВО с костяком около десяти человек, которые создали пять новых общественных пространств.
Эти места жили довольно долго, более пяти лет, и были довольно популярными.

В данных проектах не было ни одного бюджетного рубля, все деньги были найдены десятью архитекторами и их командой. А где-то были найдены не деньги, а материалы для строительства. Горожане и горожанки приходили, вовлекались в режиме воркшопа, участвовали в стройках, в каких-то простых работах.

Таким образом, в городе, где нам говорили, что "ничего сделать невозможно", "денег нет", "не будем ничего менять", мы смогли договориться со всеми. В том числе и с администрацией: смогли получить от неё разрешение и поддержку.

Алгоритм проекта

Мы проанализировали сначала опыт, который был в стране на тот момент: словосочетания "общественное пространство" в России почти не существовало. Мы изучали опыт Москвы, потому что это был единственный город, где что-то пытались обустраивать и менять в 2011 году. Дальше командой вместе разработали проект, нашли на него деньги и ресурсы, вместе реализовали и открыли площадки.
Даже с минимум ресурсов, просто объединяясь с местным бизнесом, горожане и горожанки могут многое делать и менять в городе.

Сообщество "Дней архитектуры" очень сильно выросло. Много новых людей включились, потому что увидели, что дерево может быть не только в существующих исторических домах, оно может проявляться по-новому в городе и городской среде.

Судьба "Активации"

Спустя 5 лет часть объектов была разрушена. Но несмотря на это, в стране прокатилась волна "средового активизма". Люди поняли, что можно объединяться и что-то делать в своих городах самостоятельно: без супер ресурсов и невероятных компетенции. Этот кейс показал, что это возможно и реально.

Cообщество "УрбанВологда" и Лаборатория городской среды

В городе осталось сообщество "УрбанВологда" — люди, которые начали вовлекаться и интересоваться тем, как развивается город, стараться влиять на процессы городского развития.

В Вологде произошел большой градостроительный конфликт из-за проекта берегоукрепления, что вызвало один из самых больших градозащитных митингов в Вологде с требованием оставить набережную зелёной.
Как мы выходили из городского конфликта? Важно было разобраться, в чём собственно проблема. Укрепление берега действительно было необходимо, но то, как это было сделано, вызывало вопросы у городского сообщества. В результате, ответом для решения этого конфликта со стороны горожан_ок стало создание местного городского Центра компетенций. Через серию модераций вместе с профессиональными медиаторами и медиаторками мы достигли общего понимания, что для реализации проектов в городе в первую очередь не хватает местных компетенций.

Эта история тянется уже 10 лет. Но год назад в Вологде была создана Лаборатория городской среды. Идею поддержал мэр города. Мы занялись сначала небольшими проектами. Например, был реализован Бульвар Пирогова, который впервые в Вологде вошёл в реестр лучших российских проектов Минстроя России.

Выходом из конфликтной ситуации была попытка наладить диалог, дать голос в том числе профессиональному сообществу, местным молодым профессионалам и профессионалкам, предоставить возможность влиять на то, какие процессы происходят в городе. Всё это, конечно же, делать с участием разных горожан и горожанок с разными точками зрения.

Второй кейс — Бульвар "Белые цветы"

Второй кейс — Бульвар "Белые цветы" в городе Казань — о том, почему в проектах благоустройства важно слышать горожан и горожанок и давать им реализовывать то самое право на город.

Бульвар раньше был парковкой. Эта территория находится так, что с одной стороны — парк Победы, окруженный почти 9-полосной магистралью, с другой стороны — набережная реки. Был важный вопрос: что вообще с этой территорией делать? Хотя советским генпланом здесь предполагалось общественное пространство, в реальности происходила застройка. Например, людям говорили, что будет детский центр, а по факту построили бизнес-центр.
Альтернативный сценарий развития территории стал возможен благодаря региональной Программе развития общественных пространств Республики Татарстан, которую курирует Наталия Фишман-Бекмамбетова. Над проектом работал консорциум Проектная группа 8 + бюро ПАРК. Наш проект уже был про то, готовы ли сами жители и жительницы города отказаться от таких благ, как парковка под окном, пусть и платная, в счёт общественных интересов. Здесь были вовлечены все: экономические субъекты (владельцы и владелицы земельных участков и бизнесы, которые находятся на территории), жители и жительницы прилегающих территорий, администрации разных уровней, профессионалы и профессионалки, которые друг с другом постоянно спорили.

Первым делом был создан сайт проекта, чтобы люди могли отслеживать весь процесс, влиять и включаться, приходить на встречи.

Начали с открытого проектного семинара для всех, чтобы определить задачи по развитию данной территории. Первое, что мы спросили: "А что собственно на этой территории нужно делать, как она может развиваться?" В процессе диалога с горожанами и горожанками выяснилось, что классический бульвар с прямой дорожкой и площадками вообще никому не интересен, нужен совершенно другой подход, уход от шаблонного функционального зонирования к созданию мультифункциональной среды. Появилась идея создания парка вместо парковки. Мы вернулись с предварительными наработками, обсудили их ещё раз, чтобы убедиться, что это точно то, что нужно, что все всех правильно поняли.
Мы старались делать максимально открытый и прозрачный процесс: на сайте можно скачать публичные отчёты после каждой встречи (любой желающий мог его прочитать и понять, как принимались решения, почему они были те, а не другие, как можно дальше включиться в процесс), посмотреть фоторепортаж и видеозапись каждой встречи. Важно показывать, как люди повлияли на финальные решения. Зачем?

Программирование общественного пространства

Во-первых, горожане и горожанки определяют программу использования пространства. Здесь появилась целая система общественных пространств: входная площадь, сквер с фонтаном, о котором люди 15 лет мечтали и проводили конкурсы, парковая зона с разнообразной детской инфраструктурой, центральная площадь микрорайона, потому что там было просто некуда выйти, и ещё важна площадка для выгула собак, потому что люди с собаками часто в наших городах изгои.

Работа с местной идентичностью

Второе, во что люди бы вовлекались и на что влияли, — это смыслы и идентичность места. Мы понимали, что бывшая парковка не может остаться безликим непонятным общественным пространством. Идея: найти идентичность, а не привнести её.

Мы привязались тогда к названию улицы Абсалямова, известного татарского писателя, автора одно из самых популярных романов, который все в школах проходят, — "Белые цветы". У горожан_ок был запрос, чтобы данное место именно так и назвали. Мы решили отразить это в ландшафте: теперь там растут белые цветы, яблони и другие растения, которые цветут в разное время года. Мы познакомились с внучкой писателя, посетили его музей, узнали, что во многом его миссия и работа была в том, чтобы говорить и писать на татарском языке, чтобы он (язык) оставался живым. Поэтому в проекте очень большое внимание было уделено именно идентичности места.

Кого вовлекать?

Не забывайте про исключенные группы. Детские площадку,инфраструктуру и среду можно проектировать вместе с детьми и подростками.

Мы проводили мастерские со школьниками и школьницами (к территории прилегает школа на 1500 учащихся), где спрашивали, что они изучают, чему они хотят научиться на детской площадке или в игровой лаборатории. На основе их идей, рисунков и истории мы сформировали разные детские площадки. Оказалось, что дети очень разные: активные или же творческие, которым важно быть в тишине, которые любят взаимодействовать с природой; кому-то интересно дружить со сверстниками и сверстницами, а кому-то взаимодействовать с людьми разных возрастов. Благодаря тому, что мы поняли запросы детей, наша команда постаралась максимально эффективно учитывать и отображать их интересы в среде. Так был создан набор игровых пространств, отвечающих на запросы детей разного возраста, темперамента и характера. Для родителей мы создали зоны присмотра и специальные игровые элементы для взаимодействия.
Подростки — следующая важная группа проекта: рядом находилась школа. Мы проводили проектные семинары, когда подростки вместе собирались со взрослыми и говорили достаточно понятную мантру: Wi-fi и сортировка отходов, тематическое освещение, ограждение парка. Мы поняли, что нам нужно собрать подростков отдельно и провести с ними мастерскую. Именно на мастерской мы постарались выяснить, что такое для подростков хорошее пространство, куда они могут выйти, чем могут заниматься. Мы определили три важных для них критерия:
1
нужны пространства с не заданной функцией (микро-пространства, где они могли бы проводить время с друзьями, отдельно от маленьких детей)
2
нужны пространства с не заданной функцией (микро-пространства, где они могли бы проводить время с друзьями, отдельно от маленьких детей)
3
"инстаграмные" места, потому что жизнь у подростков сейчас делится на мир оффлайн и мир социальных сетей.
Всё это учитывалось при создании проекта. Подростки придумали соседский павильон, такой амфитеатр, чтобы собираться, тусоваться, делать свои мероприятия. Там также есть бесплатный общественный туалет для всех. В этом павильоне есть небольшое помещение для проведения мероприятий и обучающих мастер-классов.

Вовлечение экспертов и эксперток

Это был довольно масштабный процесс, требовавший много согласований и вовлеченных эксперто_к: специалисты, которые помогали провести эко-реабилитацию ландшафта; ГИБДД, эксперты и экспертки по транспортному планированию, с которыми важно было всё согласовать, потому что мы перекрывали 3 проезда во дворы.

Также проводилась работа с идентичностью: местный художник-каллиграф постарался найти тот визуальный язык, по которому бульвар будет отличаться от других общественных пространств.

Вовлечение предпринимателей и предпринимательниц и экономическая модель

Местные предприниматели и предпринимательницы тоже сюда включились:
удалось найти партнёров и открыть здесь кафе, которое позволяет месту жить круглый год;
администрации района удалось привести в порядок фасады, а входные группы сделать более привлекательными;
часть предпринимателей и предпринимательниц инвестировали свои средства для благоустройства прилегающей к ним территории по стилистике бульвара.
Отдельные группы:
площадка для собаководов и собаководок: их хотели изгнать и только на второй год жители и жительницы разрешили такую инфраструктуру;
площадка для спорта: спортсмены и спортсменки тоже участвовали в определении наполнения, потому что они лучше понимают, как делать веломаршрут и что на этом маршруте должно быть.
Мы собрали пожелания о работе места, постарались разобраться в том, что получилось, а что нет, доработать этот проект на основе оценки горожан_ок. Наша команда проводила открытые экскурсии, чтобы объяснять, почему приняты те или иные решения, как на них повлияли горожан_ки. Так остаётся постоянный диалог даже после реализации проекта.

В данный момент мы делаем большое исследование по этому месту. В него вовлекаем разных важных для общественных пространств стейкхолдеров и стейкхолдерок. Например, известная блогерка, девочка на колёсах, проводит оценку инклюзивности и доступности места: архитектор_ки с городскими планировщи_цами могут иметь одно представление, а реальность может очень сильно отличаться.

Следующий этап — знакомство и настройка отношений. Самое важное — это люди и отношения между ними. Необходимо было включить разные группы:
группы предпринимателей и предпринимательниц — делая их партнерами, а не врагами общественного пространства;
собаководо_к, которых всё почему-то пытались изгнать и сказать, что тут собаками ходить вообще нельзя;
пожилых людей,
автомобилисто_к, у которых мы вообще-то забрали 300 парковок и распределили их по районам;
пешеходо_к.
Все знакомились и выстраивали отношения между собой.

Потом мы сформировали команду проекта для совместного проектирования и реализации. А дальше — развитие сообщества после того, как объект построен. Очень важно, что есть парк-менеджер Дирекции парков и скверов Казани, который следит за тем, как место живёт, и находится в диалоге с жителями и жительницами всех прилегающих территорий.

Третий кейс — Реконструкция двора по ул. Советская 153 в Альметьевске

Третий кейс — реконструкция двора, пилотная программа благоустройства дворовых территорий, которая была запущена в 2017 году в Татарстане. Кураторка программы — Наталия Фишман-Бекмамбетова. Сокураторами и координаторами программы была Проектная группа 8. Мы ставили себе целью понять, как работать с советскими дворами, сложившимися очень давно, но находящимися в новой реальности.

Наша задача: вместе с горожанами и горожанками делать комплексное благоустройство этих дворов, сообща договариваться с администрациями разных уровней и, главное, договариваться между собой.

Двор в Альметьевске Проектная группа 8 делала в консорциуме с бюро ПАРК. До реконструкции тут была проблема проезда через дворы, было опасно выходить из подъездов.

Шаг 1: знакомство с инициативной группой

Мы познакомились с соседями и соседками, чтобы понять, есть ли среди них те, кто готов включаться в проект и идти до конца, кто понимает, что благоустройство — это длительный процесс на несколько лет, которым потом нужно управлять и содержать. Ещё мы провели экскурсии, чтобы оценить все проблемы и потенциалы этого места.

Шаг 2: Определение интересантов и интеерсанток проекта

Во дворе есть много разных групп:
инициативная группа;
разные группы жителей и жительниц, которые изначально вообще не понимали, надо ли во что-то вовлекаться;
управляющая компания;
администрация города, с которой надо согласовывать проект и бюджет;
главный архитектор города, с которым важно согласовывать планировочные решения;
бизнесы на первых этажах, которые тоже используют двор, и с ними тоже нужно договариваться;
архитекторы и архитекторки, которые могут сделать проект и концепцию;
проектировщики и проектировщицы, которые делают сметы;
строител_ьницы и поставщики разных оборудований, которые тоже производят и реализуют проекты.
Все эти группы — довольно большая команда проекта. И в ней все должны быть в диалоге, если мы хотим благоустроить двор.

Здесь было несколько источников финансирования: пилотная программа по благоустройству дворов; городской бюджет, из которого частично делали благоустройство и прилегающую улицу к дому; дорожный фонд, который дофинансировал работы по асфальтированию; средства собственников и собственниц (капремонт).

То есть мы постарались в два года уложить и синхронизировать три разных проекта: капремонт дома, благоустройство двора, ремонт прилегающих улиц.

Шаг 3: Встреча на составление задания по проектированию

Мы пришли спросить, что люди хотят делать в своём дворе, как хотят его развивать. На этой встрече жильцы решили избавиться от машин и перекрыть всё для проезда. Так это и было сформулировано. Мы провели дизайн-игру, которая показывала реальные ресурсы двора и что в нём можно делать в соответствии с программой.
Использование дизайн-игры для составления задания на проектирование
Так выявилось несколько принципов: 1) мы не увеличиваем количество парковок; 2) мы используем только те материалы и покрытия, которые люди потом смогут эксплуатировать и заменять.

Каждая зона очень подробно обсуждалась, т.к. несмотря на то, что это пилотная программа с очень ограниченным ресурсом, важно было сделать изменения, которые качественно улучшат жизнь во дворе.

Шаг 4: Платформы для взаимодействия в социальных сетях

После встречи мы сразу же сделали платформу для взаимодействия в социальных сетях (Вконтакте, Whatsapp). Важно, что туда включились все те, кто на такие встречи не ходит. Там они могли узнать о проекте, как-то на него повлиять.

Шаг 5 - Обсуждение ТЗ (технического задания) на проектирование и предварительную концепцию

По итогу встречи мы сформировали ТЗ на проектирование и предварительную концепцию и собрались ещё раз, чтобы обсудить всё подробно. Встреча была абсолютно открытой для разных стейкхолдеров и стейкхолдерок. Мы обсуждали реалистичность тех или иных решений, корректировали наработки, т.е. согласовывали планировочные решения.

Шаг 6: Презентация итоговой концепции

Мы поняли, что на встречи ходит мало людей, поэтому вышли с согласованной концепцией прямо во двор, вынесли туда проектор. В итоге увлеклось гораздо больше людей — те, кто никогда не ходили ни на одну встречу, увидели проект впервые.
И здесь произошла магия: инициативная группа проекта отодвинула в какой-то момент архитектора в сторону со словами: "Рома, отойди, я сейчас всё сама объясню", — и сами жители и жительницы двора рассказывали другим своим соседям и соседкам о том, какие решения приняты, почему этот проект такой, а не другой. Если бы мы пришли с готовыми чертежами, то не было бы ни диалога, ни понимания, ни осознанности в этих решениях. Это была бы история про золотую рыбку: поставьте это всё как-нибудь, потом разберёмся. А здесь появились лидеры и лидерки.

Проект предлагаемых улучшений

Наша команда решила скривить и перенести проезд. Так люди могли бы пользоваться двором безопасно, из каждого подъезда иметь в него безопасный выход.

Была реконструирована система сбора отходов, переделаны все мусорки. Люди, инициативная группа, проводили поквартирный опрос. Во дворе появились три зоны: для самых маленьких, для детей постарше и спортивная зона. Была сделана реконструкция прилегающих улиц за счёт синхронизации, сделан ремонт подъездов. Произошла синхронизация и аккумуляция средств.

Шаг 7 и 8: Общественный надзор

У нас проходили регулярные встречи во время авторского надзора, в каждом подъезде были вывешены проекты, в чате все следили, отсылали фотографии. Если что-то шло не так, то сразу же архитекторы, архитекторки и администрация могли отреагировать.
Общественный контроль
Мы провели соседскую стройку, в рамках которой сделали небольшие грядки. В них жители и жительницы высаживают растения, т.к. им очень хотелось самостоятельно заниматься обустройством двора и поддерживать его. Грядки до сих пор стоят, в них каждый год сажают новые растения.

Вклад жителей и жительниц

Кроме того, что люди ухаживают за растениями, они самостоятельно разместили парковку. Молодой человек в чате просил сделать разметку, но мы не могли этого сделать в рамках программы. В итоге он вышел и сам разметил эту парковку. Нам кажется, что на это повлияла соседская стройка грядок: когда ты понимаешь, что в своём дворе ты можешь что-то делать своими руками без какого-то супер ресурса и супер согласования,то у тебя меняется отношение к действиям.
Какие ещё эффекты были от этого проекта? Жители и жительницы добились смены директора управляющей компании и серьёзно занялись вопросом управления двором.

Отличие работы с дворами и общественными пространствами

Во дворах всё держится на отношениях соседей и соседок между собой.

Важно найти инициативную группу, наладить с ней отношения, а дальше уже инициативная группа будет вовлекать остальных. Если вы хотите в своём дворе что-то менять, в одиночку это всё невозможно сделать — вам обязательно нужно дружить с соседями и соседками, договариваться. А если у вас нет какой-то управляющей структуры, то надо её делать.

Если вы архитектор_ка и хотите причинять добро чужим дворам, то помните: очень важно, чтобы была инициативная группа самих горожан и горожанок. Именно люди должны принимать решения о том, как их коллективное пространство развивается, а не внешние специалисты.
Дальше инициативная группа сможет брать на себя ответственность за всё происходящее и сможет этим управлять. Это самый важный социальный эффект, который вы можете создать, занимаясь своими дворами. Пусть изменения будут не такие драматичные, как в этом примере, но вам будет просто принимать решения касательно всех других не менее важных вопросов.
Made on
Tilda